Чёрный нефрит

День догорал и вместе с ним догорали части деревянных построек на дальней крепостной стене. Битва закончилась и повсюду валялись трупы людей и лошадей. Со всех сторон слышались предсмертные стоны и слеталось вороньё.

Меня насиловало одновременно трое римских легионеров и я знала, что после того, как им надоест, они позовут других и всё продолжится. В конце концов, они замучают меня до смерти. Они разложили меня на основании боевой колесницы, привязав мои руки по её бортам.

Старший из них, центурион, сидел на мне сверху и его огромный член был погружён в мой рот по самую мошонку. Двумя руками он держал меня за волосы и методично двигался взад-вперёд, тяжело дыша. Двое других трахали меня сзади.

Один из них исхитрился просунуться под меня и впихнуть своё хозяйство в мой анус так же глубоко, крепко удерживая меня за бёдра. Третий имел меня во влагалище. Мне было нестерпимо больно, и в то же время по моему телу пробегали волны возбуждения и жгучей страсти.

Я знала, что всё закончится лишь с приходом моей смерти, и это придавало моим ощущениям дополнительную остроту. Гремя доспехами, они мощно двигались и тяжело дышали, мне не хватало воздуха, и по моим протяжным стонам было понятно, что вместе с болью я получаю наслаждение. Мои мучители это видели и распалялись ещё больше.

Ещё сегодня утром ничто не предвещало беды. Я пребывала в своих покоях и занималась любовью со своим мужем. Мы были вместе на большом ложе и я страстно делала ему минет. Мой мужчина, Этей, был командиром одной из агем конницы царя Митридата Евпатора и получил распоряжение прибыть в лагерь с рассветом.

Мы занимались прощальным сексом. Этей лежал на спине, а я стояла на коленях у него между ног и ласкала его член, вбирая его всё глубже и глубже и работая языком. Обхватывая головку всё плотнее я двигалась, помогая себе руками. Наконец густая сперма тёплой струёй выплеснулась мне на лицо и я кончила. Он стал собираться.

- Не провожай - сказал он на прощание.

- Я буду ждать - ответила я и поцеловала его в губы.

- Увидимся вечером - произнёс он в последний раз.

Он стоял в проёме мраморных колонн в доспехах и держал в руке боевой шлем. Наконец помахав мне рукой, он повернулся и растворился в рассветном тумане. Затем послышался затихающий стук копыт.

К полудню начали приходить дурные вести. Слуги суетились и перешёптывались, собирая вещи, и я отправила посыльного мальчика к крепостным стенам узнать как дела. Я знала, что что ещё с вечера к городу подошли легионы Лициния Лукулла и начали готовить осадные орудия.

Мой муж заверил меня, что у римлян мало шансов на победу и вечером мы увидимся вновь. Когда же мальчик вернулся, его лицо было заплаканным. Он размазывал грязь по щекам и, всхлипывая, причитал, что мы разбиты, что стены во многих местах разрушены и римляне захватывают всё новые кварталы. Про моего мужа никаких вестей не было.

Я не знала что делать и растерянно бродила по комнатам, когда в дом ворвались римские солдаты. Бесцеремонно переворачивая и круша мебель, они принялись искать ценности и дорогие вещи. По ходу дела они вылавливали молодых служанок и насиловали их тут же на полу, пуская по очереди. Меня же нашли в моей комнате. Я стояла на коленях, держа в руках чашу с ядом и читала предсмертную молитву.

Принять яд я не успела. Боевой топор одного из воинов пролетел сквозь дверь через всю комнату и его рукоятка вышибла чашу из моих рук. Ввалившись толпой, они схватили меня и выволокли на улицу. Я сопротивлялась как могла, но они легко меня скрутили и привязали к колеснице. Одним махом разорвав на мне одежду, солдаты прижали меня к твёрдому основанию повозки и принялись грубо и методично трахать.

Я догадывалась, что они пришли в мой дом не только ради наживы, но и ради меня, наверное прослышали о моей красоте, так как молва об этом шла уже давно. Они кончали в меня и на меня снова и снова. И этот ужас продолжался и продолжался. Кончала и я, уже в четвёртый или пятый раз, и чувствовала истощение. Хоть бы убили уже, только не медленно, только не мучиться.

Внезапно всё закончилось. Послышался глухой стук и плотоядная ухмылка на лице нависшего надо мной центуриона исчезла. Оно вдруг стало растерянным и удивлённым. В следующий миг, брызнув изо рта фонтаном крови, он отпустил мои волосы и сполз на бок, увлекая за собой ещё твёрдое хозяйство и освобождая мой рот.

Когда он падал, я заметила, что из его затылка почти наполовину торчит серебристая полукруглая звезда, проникшая глубоко в мозг. Двое других солдат остановились и начали поворачивать головы назад. Пространство передо мной освободилось и я увидела неподалёку от колесницы пешего воина в необычных доспехах. Лицо его было сокрыто маской, пристёгнутой к шлему, и в её проёме виднелись лишь одни большие раскосые глаза.

Он стоял и ждал, когда римляне опомнятся и начнут мстить за своего командира. Вокруг валялось несколько поверженных легионеров. Солдаты повытаскивали из моего тела свои огромные фаллосы, быстро заправились и схватились за мечи. По тому как они наступали и окружали, было видно, что вояки они опытные и побывали не в одной кампании.

В какой то момент воин с миндалевидными глазами стремительно изогнулся и в его руках появилось сразу два тонких длинных клинка, ярко сверкнувших в свете костров. Римляне атаковали одновременно с двух сторон, но успели сделать лишь по одному выпаду.

В воздухе просвистела сталь и их головы покатились по земле, а тела бесформенными мешками осели в пыль. Загадочный воин подошёл к повозке и я почувствовала что свободна от пут. Он подвёл лошадь и крепкие руки перекинули меня через седло, следом он забрался сам. Теряя сознание я увидела последний отблеск огней догорающего города и в моей голове затихал ровный топот копыт, уносящий меня в неизвестную даль.

10.08.2016 Просмотров: 378