Игристое шампанское для Сфинкса

Меня зовут Вик, мне 18 лет. Я обычный тщедушный студент-первокурсник. Нет, вообще-то мое имя Виктор — «победитель» — но я никоим образом его не оправдываю, так как еще ничего особенного в этой жизни не совершил, да и вряд ли когда-нибудь сподоблюсь — с моим, то характером... А если быть совсем откровенным, то такого неудачника и растяпу как я нужно еще поискать. Я постоянно вляпываюсь в неприятности, хоть и стараюсь всеми силами их избежать. Причем неприятности почти, всегда находят меня благодаря инициативе и энтузиазму близких мне людей.

Так случилось и в этот раз, из-за чего я встрял, что называется «по самое не балуйся». Благодаря старшей сестре, у меня есть малолетняя племяшка Нюта — чудо-ребенок, эдакий ангелок, который во мне души не чает, и, наверное, единственный человечек во всей вселенной, который безоговорочно верит в мои суперспособности. Ей простительно, детям свойственно верить в чудеса...

Так вот, на день рождения родители торжественно преподнесли своей крохе ее первые ролики — милые такие, розовые... Но самое интересное, что все как-то единогласно пришли к выводу, что учить ребенка кататься на них должен почему-то я. Спрашивается: с какого перепугу? Как я могу научить чему-то ребенка, если даже ботинки с роликами в руках ни разу не держал? Но было уже поздно — сестра убедила дочурку, что Вик все-все умеет и всему ее научит. Дитё ее слушала, сияя от предвкушения как медный таз... Я умудрился выторговать себе немного времени, сославшись на начавшуюся сессию. Нюта с серьезной мордашкой согласилась подождать и пообещала держать за меня пальцы крестиком.

Параллельно со сдачей зачетов и подготовкой к экзаменам я штудировал видеопособия в интернете из серии «Как научиться кататься на роликах — для чайников». Дальше теории мои познания пока не выходили. Если уж откровенно говорить, я бы сроду не подумал, что буду желать сессии длиться как можно дольше.

До дня «Х» оставалась всего неделя, когда я, наконец приобрел себе ролики и отправился в городской парк для своего первого практического занятия. Следуя видеоинструкциям, я переобулся и попробовал сделать начальные упражнения на траве. Несколько коряво, но мне удалось встать и даже сделать несколько шагов. «Вроде ничего сложного, — решил я, — немного практики и должно получиться». Каким же наивным я был...

Стоило выбраться на дорожку и в ролики точно бес вселился — казалось, они норовили разъехаться не то, что от моего вздоха — даже от толчка пульса! Главное, не забывать сохранять «позу роллера» и все получится, успокаивал я себя, в очередной раз, корячась на тротуаре после падения с пируэтами и фуэте.

Мои старания окупились на третий день. Хоть и раскорячившись, я смог катиться вперед, пусть и терял ежесекундно равновесие. Счастью не было предела, и я не заметил, что качусь прямехонько навстречу своей судьбе. Собственно, даже если бы и заметил, то не смог бы уйти от столкновения, так как поворачивать и тормозить еще не научился... Я успел набрать приличную скорость, а он — тоже на роликах! — внезапно вывернул из-за кустов. Ужас, удар и мир опрокинулся, припечатав меня к тротуару тяжелым телом этого парня. Когда он, рыча и матерясь, приподнялся надо мной я наконец-то смог облегченно вдохнуть.

Вдох получился несколько болезненным. Я открыл глаза и увидел, что он навис надо мной и тоже внимательно меня разглядывает, причем, не скрывая злости. Кажется, я влип... Я вообще сложно нахожу с людьми общий язык, а уж с такими как он — так вообще гиблый вариант. Высоченный, загорелый, мускулистый, в ушах «тоннели», пирсинг на брови, прическа «Сфинкс» из кос и дредов, в глазах плещется жажда убийства. У меня ни единого шанса — этот фрик точно меня прикончит.

— Совсем мозгов нет!?! Смотри куда прешь, имбицил!!! — взревел этот тип, и я инстинктивно сжался.

— Простите! Я не специально! — пискнул я, готовясь к тому, что меня будут бить.

Однако расправы не последовало. Я осторожно приоткрыл один глаз. Парень, все также нависая, продолжал меня внимательно разглядывать.

— Новичок, что ли? — спросил он.

— А? — почему-то этот простой вопрос поставил меня в тупик.

— Давно катаешься? — теперь его голос звучал уже не так угрожающе, скорее он был раздосадован.

— Третий день, — признался я, пряча глаза; выдерживать его колючий взгляд, было просто невыносимо.

— Понятно, — проговорил он и, как-то по-кошачьи фыркнув, одним движением встал на ноги. Потом протянул мне руку: — Давай.

— Что? — не понял я, ошарашено уставясь на него снизу вверх.

— Блин, чтоб ты ногами так хорошо тормозил, как мыслительным процессом! Руку, говорю, давай, ушибленный ты мой!

Он помог мне подняться, но после пережитого потрясения мои конечности вообще отказались хоть как-то повиноваться и благодаря все тем, же роликам норовили разъехаться в разные стороны. В итоге я попросту повис на нем, вцепившись обеими руками. Просто удивительно, как этот верзила не навернулся со мной вторично...

Парень, словно барышню, обхватил меня за талию и, поддерживая так, не спеша, докатил мою светлость до скамейки, где я оставил вещи.

— Как ты вообще на это отважился? — язвительно фыркнул парень после того, как усадил меня на скамейку. — У тебя же на лбу написано, что ты из тех, кто про экстрим только по телику смотрит.

Он был прав, но мне почему-то стало обидно.

— Неужто перед девушкой решил рисануться, а? Я прав?

— Почти... — проговорил я. Достал бумажник и, вынув маленькое фото, показал ему.

— Конкретно перед ней.

Он взял у меня фотку:

— Ух, ты, серьезная малявка! — ухмыльнулся мой новый знакомый, разглядывая карточку. — Сестренка?

— Племяшка, — ответил я. — Сестра пообещала дочке, что я научу ее на роликах кататься, а я — сам видишь...

— Что ж не откажешься? — он внимательно посмотрел на меня. —

— Может это прозвучит глупо, — проговорил я, отводя глаза, — но я не хочу стать для нее тем взрослым, который не выполняет данных обещаний.

Он насмешливо фыркнул, возвращая мне фото:

— Вот как, — впервые на его лице появилась улыбка — красивая и хищная из-за, чуть сильнее, чем нужно, выступающих и заостренных клыков. — По мне, так не самый худший повод, чтобы разодрать себе коленки. Кстати, я Лео, — представился он и протянул мне руку.

— Вик, — в свою очередь ответил я, и моя узкая ладонь утонула в рукопожатии его лапищи.

— Вот, что мы сделаем, — предложил Лео. — Приходи завтра на стадион в пять. Буду ждать, — он так широко осклабился, что мне почему-то стало не по себе.

— Почему ты это делаешь? — спросил я.

— Ну, — проговорил Лео, глядя прямо перед собой, — будет обидно, если маленькая принцесса разочаруется в своем рыцаре. Тем более, что дело его благородно, а значит — грех не помочь!

Мы обменялись номерами телефонов и распрощались. Лео унесся по аллее, а я, оставшись сидеть на скамейке, смотрел ему вслед, пока его широкая спина не скрылась из виду.

Дома, забравшись перед сном в горячую ванну, я снова мысленно переживал события прошедшего дня. Мышцы ныли, задница болела, словно укоряя за каждое падение, что ей пришлось пережить за последние дни. Кроме всего прочего из головы не шел мой новый знакомый. «Тяжеленный гад, — поморщился я после опрометчиво-глубокого вздоха, — крепко приложил, ничего не скажешь». Перед глазами снова всплыло нависающее свирепое выражение его лица, и тут же сменилось широкой клыкастой улыбкой Чеширского Кота.

«Завтра я снова его увижу», — пронеслось в голове; отчего-то при этой мысли пульс участился, а лицо прямо таки запылало. Пора вылезать, не хватало еще в обморок от перегрева грохнуться.

Подойдя к центральному входу стадиона в условленное время я увидел Лео. Он сидел на парапете, слушая музыку. Едва я разглядел его прикид, как мне тотчас захотелось развернуться и тихо свалить — на нем был килт! Да уж... вряд ли с таким типом я смогу остаться незамеченным. Однако он уже увидел меня и приветливо помахал рукой....

Мы отправились в дальнюю часть спортивного комплекса. Лео привел меня на огороженную сеткой спортивную площадку с футбольными воротами и парой баскетбольных колец. Метрах в тридцати я увидел другую, также огороженную площадку, но с роллердромом.
— А почему сюда? — не удержался я от вопроса.

— Всё просто, — рассудил Лео, — здесь хорошее покрытие, много свободного места и нет людей. Так что шансов кого-нибудь покалечить у тебя не будет. А мне есть место для маневра, чтобы если что — поймать тебя на излете!

Устроившись на низенькой скамейке, мы начали переобуваться. Я краем глаза следил, как Лео одевает наколенники, и поймал себя на том, что пытаюсь заглянуть под край килта. Вспыхнув ушами, я тотчас одернул себя за странные мысли, и изо всех сил сосредоточился на собственных ботинках. Он закончил с экипировкой первым, встал и сделал разминочный круг по площадке. Я следил за ним, раскрыв рот. Как такой здоровенный парень мог так легко и грациозно двигаться? Казалось, что кататься для него было так же естественно, как для меня просто ходить. По сравнению с ним я — полный отстой...

— Чего расселся? — Лео подкатил ко мне и оценивающе смерил взглядом с высоты своего роста. — А ну подъем, пока к скамейке задом не прирос!

С его появлением мои занятия стали гораздо продуктивнее, хоть я и продолжал все еще передвигался по площадке с грацией коровы на льду. Особенно плачевно обстояли дела с поворотом вправо — каждый раз я путался в собственных ногах и норовил растянуться на асфальте, и каждый раз сильные руки Лео были наготове, чтобы меня подхватить.

— Слушай, я понял, — гоготал этот придурок на всю округу, — тебе просто нравится на мне виснуть! Только ты тогда давай как-нить с чувствами это делай, а то повис как куль с мукой и держи его!..

— Заткнись, дурак! — огрызался я, чувствуя как заливается краской лицо и полыхают уши. — Сколько можно ржать!? — Конечно же я тотчас вырывался из его рук, мои ноги разъезжались и я шлепался на свою многострадальную задницу. Пока меня поднимали, Лео без остановки, до слез, покатывался со смеху. Вся трагикомедия данной ситуации заключалась в том, что он попал в точку. Нет, я не вис на нем специально, но каждый раз, когда оказывался в его руках, я испытывал, ни с чем не сравнимый волнующий калейдоскоп переживаний. Это было странно, это пугало, но почему-то хотелось повторить.

Спустя несколько дней мне приснился сон: меня преследовал огромный лев. Я убегал, метался в поисках укрытия, но он все равно меня настиг. Он завалил меня на землю, лицом вниз, и придавил всей своей массой. Зверь схватил меня сзади зубами за шею и мое тело, словно пронзила молния!... Вскрикнув, я вскочил посреди ночи с колотящимся от страха сердцем и... влажным от спермы бельем.

Не успел я опомниться, как экзамены благополучно остались позади. Счастливая Нюта, повиснув у меня на ноге, радостно визжала, что теперь Вик поведет ее кататься на роликах... Тем же вечером я — уже дежурно — созвонился с Лео и рассказал, что теперь планирую тренироваться уже с «довеском».

— Здорово! — отозвался Лео. — Слушай, в воскресенье в парке как раз фестиваль молодежи проводиться будет. Там уже огромный роллердром монтируют для соревнований и показательных выступлений. Будет нереально круто! Я тоже участвую, — в его голосе отчетливо прозвучали нотки гордости. — Приходи с малявкой, за меня поболеете!..

В назначенный час я с племянницей прибыл в парк. Мы встретились с Лео у роллердрома. Оглядев нас с Нютой, этот неформал весело фыркнул:

— Ой, ну вы как на свадьбу разоделись, ей-богу!... — я в классических брюках, рубашке и при галстуке; Нюту сестра нарядила в пышное розовое платьице с кучей оборок и бантиков — не ребенок прям, а кукла. Лео был в неизменном килте, черной футболке, высоких «берцах». Судя по распахнутым глазенкам и ротику его прикид на мою племяшку произвел просто неизгладимое впечатление. Я представил племяннице своего нового знакомого.

— Очень приятно познакомиться, — весело сказал Лео. — Вик о тебе много рассказывал. — Нюта застенчиво поглядывала на странного верзилу из-за моей спины. — Я уже зарегистрировался для участия в соревнованиях по катанию на роликах. Будешь за меня болеть?

— Если Вик будет, то и я буду, — нерешительно сообщила Нюта из-за укрытия.

— Вик, — Лео выпрямился и посмотрел мне в глаза, — от твоего решения все зависит...

— Конечно, мы будем за тебя болеть, — выдохнул я, — мы же ради этого сюда и пришли.

Тут племяшка вынырнула из укрытия и, молча шагнув к Лео, двумя ручонками задрала килт! Лео громко ойкнул и жестом Мэрилин картинно одернул внезапно взлетевший подол.

— Нюта! — ахнул я, сгребая шкоду от греха подальше. — Ты что делаешь!?!

— А почему он юбку носит, он же мальчик? — невинно хлопая глазенками, осведомилась племяшка, явно не подозревая за своими действиями никакого состава преступления.

— Это не юбка, а килт, — суровым тоном пояснил я, — килт — это мужская одежда. И вообще — нельзя вот так запросто подходить к людям и задирать подол!

— Мне мальчишки в садике всегда задирают, — насупилась племяшка, — почему мне нельзя!?!

— Мальчишки так делают, когда девочка им нравится, но они стесняются в этом признаться, а им хочется, чтобы она уделила им внимание, — Лео наклонился к девочке. — А я тебе нравлюсь?

Опешив от такого напора, племяшка тотчас засмущалась и снова юркнула мне за спину. Уже оттуда, вцепившись мне в штанину, девчушка определилась с ответом:

— Мне Вик нравится! И я ним буду на роликах кататься!

Лео не ошибся — соревнования роллеров прошли потрясающе! Организаторы превратили спортивное мероприятие в настоящее шоу! Я посадил Нюту себе на плечи, чтобы ей было лучше видно.

— Смотри, смотри — Лео! Там Лео!!! Лео будет с горки кататься!!! — завопила племяшка. Он стоял на верхней площадке высокой рампы. Я, кажется даже дышать забыл, наблюдая как стремительно Лео взлетал, падал, проносился по склонам рампы. А уж то, что он вытворял на скорости — все эти кульбиты, вращения, сальто — так вообще не поддавалось здравому смыслу. — Я тоже! Я тоже так буду кататься!!! — заявила Нюта, восторженно елозя и подпрыгивая у меня на плечах.

Роллер в килте не оставил зрителей равнодушными — Лео заслуженно стал обладателем приза зрительских симпатий. Еще бы — девчонки так восторженно визжали, пока он с рампы ногами сверкал... артистичный наш!

Потом Лео торжественно вручил Нюте памятную розетку «на сохранение», прицепив к платью — гордости племяшки не было предела. Она тут же стала носиться вокруг, демонстрируя награду всей окрестной малышне.

Наконец, уже, вечером, сдав нагулявшуюся племяшку и фотоотчет родителям, мы отправились к Лео — обмывать награду. Нет, я не напрашивался — он сам предложил! По дороге мы забрели в супермаркет и набрали два пакета всякой ерунды, плюс ко всему Лео отправил в корзину пару бутылок шампанского.

— Можно подумать, ты на ужин с девушкой собрался, — фыркнул я. — Почему не пиво? — почему-то я был свято уверен, что шампанское — девчачий вариант.

— Потому что сегодня я — победитель! — весело парировал Лео. — А победители пьют шампанское! Пиво оставим для будней.

Я не стал спорить. Признаться честно, собутыльник из меня — никакой; причем в любом случае, независимо от вида алкоголя. Пока шли до его дома, я вспоминал рассказы одногруппников об их алкогольных опытах, почему-то перспектива представлялась удручающей.

— Ты чего такой смурной? — Лео заметил мою задумчивость.

— Да нет, тебе показалось — соврал я. — Все в порядке.

— Не волнуйся, мы немного посидим, а потом я тебя провожу, — весело пообещал он.

— Да не волнуюсь я! — вспыхнул я. — И вообще, я уже совершеннолетний, не фиг со мной как с дитем нянчиться!

— Ладно-ладно, убедил! — примиряющее хохотнул Лео. — Закипел-то, закипел!..

Его квартирка была маленькой, но на удивление уютной.

— Ты проходи ... пока, а я пакеты разберу, — распорядился Лео, отправляясь с покупками на кухню.

Я прошел в комнату. Из мебели диван, пара кресел, письменный стол и низенький журнальный столик. А еще стеллажи и много книг. На маленьком столике как раз лежала большая книга с линейкой в роли закладки. Я не удержался и подошел посмотреть. «Анатомический атлас». Круто...

— Ты в медицинском учишься? — громко спросил я.

— Ага, — донеслось из кухни, — третий курс.

Взяв книгу, я устроился на диване. Через некоторое время в комнате с тарелками нарисовался Лео. Он быстренько накрыл праздничный столик и мы, воспользовавшись диванными подушками, расположились прямо на полу.

— Фужеров у меня нет, стаканчики купить забыли, а с чашек пить не комильфо, — рассудил Лео, открывая первую бутылку, — предлагаю с горлышка. Ты бутылку-то осилишь в одного?

— Конечно, осилю! — почему-то обидевшись, самонадеянно заявил я, хватая у него шампанское. — Сказал ведь, что уже не ребенок!

— А, ну смотри сам, — откликнулся он, аккуратно откупоривая вторую для себя.

Мы сидели и весело болтали под шампанское об учебе, друзьях, увлечениях, разных глупостях. По сути, это была наша первая встреча «без роликов». С Лео было нереально легко и весело. Я не замечал, как идет время и — как алкоголь разливается в крови.

Казус случился, когда мне приспичило по нужде, и я попытался отправиться в туалет. Не смотря на все еще вроде бы ясную голову, ноги отказались мне повиноваться напрочь, и я шлепнулся обратно на пол.

— Ну, ты даешь! — Лео так и прыснул. — Вроде без роликов, а на ногах не держишься!

— Заткнись, — с досадой рявкнул я, — вечно ржешь надо мной!

— Ну, прости, прости, больше не буду, — пообещал он, вставая с пола, и, едва успел подняться, снова покатился со смеху.

— Дурак, — буркнул я, выбираясь из-за столика на четвереньках.

Он оказался передо мной, подхватил под руки и поднял с пола. Мои ноги предательски подкосились и я уже привычно повис на Лео.

— Так куда тебя там понесло? — осведомился он, насмешливо глядя на меня сверху вниз.

— В туалет, — буркнул я, отводя глаза, — пусти, мне отлить надо.

— Хочу на это посмотреть, — вдруг заявил он, даже не думая разжимать руки.

Я аж подпрыгнул:

— Чего?!!

— Хочу посмотреть, как ты со стояком писать собираешься, — невозмутимо повторил он. — Уверяю тебя, зрелище будет занятное.

Я вспыхнул. Собственно, я действительно изначально собирался в туалет, но стоило ему ко мне прикоснуться, как мое тело тотчас среагировало. И самое ужасное — он заметил.

— П... прости, это... я просто перепил, — попытался оправдаться я, чувствуя, что готов сквозь землю провалиться. Надо же было так оконфузиться!

— Ой, да ладно, — хмыкнул Лео и следующей фразой добил меня окончательно, — можно подумать у тебя впервые на меня встал. Думаешь, я ничего не вижу?

Я стоял, молча, опустив голову. Надо же было так оскандалиться! Что он теперь обо мне подумает?!

— Эй, все нормально, — проговорил он, — слышишь?

Я не слышал. Тогда он повернул мое полыхающее лицо к себе и поцеловал в губы. Шмыгнув носом, от облегчения я разразился слезами. Лео продолжал меня целовать и вскоре огонь снова растекся по всему телу.

Он обхватил меня поперек, точно куклу, и отнес в ванную. Уже через несколько минут я стоял под горячими водяными струями, наблюдая, как Лео раздевается, чтобы присоединиться ко мне. Он оказался совсем близко, и я с удовольствием прижался к сильному, горячему телу. Лео продолжил целовать меня, а я буквально плавился в его руках. Когда ванна прогрелась, он усадил меня на край, а сам расположился у меня между ног.

— Пора уже снять твое напряжение, — ухмыльнулся он и занялся моим членом. Я заворожено наблюдал, как порхает его язык, как мой пенис исчезает у него во рту. Как же там горячо! А как приятно, когда он сосет головку!..

Он поймал мой взгляд и, не удержавшись, привычно осклабился.

— У меня прямо мурашки от твоих клыков, — признался я.

Он ухмыльнулся:

— Не бойся, обещаю сильно не кусаться и быть зверски нежным.

Лео взял меня за бедра и осторожно стащил к себе в ванну.

— Вик, ты когда-нибудь снимал напряжение... изнутри? — Лео внимательно посмотрел мне в глаза.

Я понял, на что он намекает и залился краской — еще ни с кем до этой минуты мне не приходилось обсуждать вопросы мастурбации.

— Н... нет, — промямлил я.

— Просто хочу показать тебе один фокус, — озорно улыбнулся Лео, — не возражаешь?

За время нашего знакомства я настолько привык ему доверять, что даже предложи он мне сигануть с крыши, я бы прыгнул, будучи абсолютно уверенным в том, что мне ничего не грозит. Я согласно кивнул.

— Тогда помоги мне, — сказал он, — подними бедра повыше и разведи колени пошире.

Я на мгновение представил позу, в которой должен оказаться, и с сомнением посмотрел на Лео:

— Все в порядке, — весело успокоил он меня, — я же обещал, что сильно кусаться не буду.

Я устроился на дне ванны, как он и просил. Даже не смотря на алкоголь, я не мог отделаться от чувства смущения, лежа перед ним с бесстыже задранными ногами. Лео это похоже вообще не волновало. Он, как ни в чем не бывало, снова вернулся к минету, в буквальном смысле крепко взяв меня за задницу. Я через некоторое время так разомлел, что уже ни на что не обращал внимания.

Он отвлекся лишь на мгновение, после чего я услышал слабый щелчок. Уже через пару секунд он возобновил ласки, но теперь его пальцы стали невероятно скользкими. Продолжая посасывать мой член, Лео перешел к легкому массажу моей промежности и непосредственно к анусу.

«Он подбирается к моей заднице!» — запоздало ужаснулся я, рефлекторно сжавшись.

— Все в порядке? — Лео заметил, что я напрягся.

— Д... да, — нагло соврал я, экстренно стараясь снова расслабиться; я же сам на это согласился, никто меня не принуждал. Я не имею права сейчас просто взять и пойти на попятную.

Он словно прочитал мои мысли:

— Просто знай: ты можешь остановить меня в любой момент. — Я кивнул и, прикрыв глаза, постарался расслабиться.

Лео навис надо мной и снова стал целовать, но уже не церемонясь. Его пальцы дразнили мой сосок, отчего я вспыхнул с новой силой. Я снова почувствовал его прикосновения внизу; несмотря на то, что безумно волновался, я доверился его рукам.

Мое возбуждение быстро нарастало от того, как он ласкал меня снаружи, и к моменту, когда его пальцы проникли внутрь, я уже был полностью в его власти. Он снова ласкал меня ртом, параллельно изнутри доводя до полуобморока.

Я бы в жизни не подумал, что однажды буду плавиться и страстно стонать в руках парня. Его пальцы то двигались поступательно у самого входа, то ввинчивались внутрь меня все сильнее растягивая плотное колечко мышц. В какой-то момент, он словно провел по оголенному нерву и меня окатило горячей волной.

— Хм, понятно, — мурлыкнул себе под нос Лео.

Он заставил меня перевернуться и встать на четвереньки. Его пальцы снова занялись моей дырочкой, вскоре к ним присоединился его язык. Он настолько распалил меня, что я уже не замечал как сам подставляюсь под его ласки, бесстыже выставляя перед ним зад. Обхватив меня и навалившись сзади, Лео внезапно севшим голосом прохрипел мне в ухо:

— Ты позволишь мне пойти дальше? — В ответ я лишь сильнее прижался к нему спиной, давая свое молчаливое согласие.

Не смотря на все то, что мы уже умудрились на пару сотворить, я испытывал чувство неловкости и поэтому отводил глаза, чтобы не видеть как он надевает презерватив. Я услышал уже знакомый щелчок за спиной. Кажется Лео решил, что смазки много не бывает...

Он наклонил меня как можно ниже, потом я почувствовал, как его головка начала скользить вдоль моей промежности. Лео не спешил вторгаться, давая мне возможность привыкнуть. Еще сильнее раздвинув руками мои ягодицы он терся членом о мою задницу, дразня и распаляя. В конце концов я уже сам начал подумывать о том как бы уже насадиться на его ствол.

Он предоставил мне такую возможность: приставив головку к входу, Лео начал потихоньку «толкать калитку». Разогретый я начал подыгрывать ему, двигаясь навстречу. Спустя какое-то время он умудрился таким вот непринужденным образом войти достаточно глубоко, практически не причинив мне никакого дискомфорта.

А потом он взял меня за бедра и одним движением вошел до конца. От неожиданности я сжался.

— Тише, тише, — он снова прижался ко мне сзади, — расслабься и постарайся устроиться как тебе удобно.

Немного привыкнув к его присутствию, я успокоился и ослабил хватку. Он целовал меня в затылок и покусывал шею. Руки Лео продолжили гладить меня, дразнить мои чувствительные местечки. Почувствовав дыхание у своего уха, я повернул голову и, прогнувшись, поймал его поцелуй. Пока язык Лео хозяйничал у меня во рту, его пальцы снова занялись моими сосками — все эти щипки и подкручивания незамедлительно похотливым эхом откликались внизу живота. Мой стержень ноюще пульсировал и истекал смазкой.

Его правая рука скользнула вниз по моему животу, обхватила член и начала неторопливо массировать. От всех этих действий я буквально слетел с катушек — насаженный на его член, я извивался и елозил, стараясь изо всех сил продлить и усилить охватившие меня ощущения. Я даже не заметил, когда он возобновил толчки — сначала легкие и неглубокие, постепенно увеличивая темп и амплитуду. В какой-то момент Лео отстранился и, нагнув меня максимально низко, так что я едва не касался подбородком дна ванны, вошел, ударив сверху вниз, будто с горки прокатился — меня будто жаром обдало! Заметив реакцию, он продолжил меня так утюжить, размеренно и одновременно мощно, раскачивая внутри меня самый настоящий девятый вал.

Буря внутри меня нарастала с каждым последующим толчком. А потом я почувствовал ее приближение — той самой, последней волны, чей удар сокрушит все на своем пути. Толчки Лео в моем теле теперь отдавались лишь отголосками заглушаемые рокотом поднимающегося гребня первобытной силы, который буквально распирал меня изнутри. В робкой надежде удержаться я ухватился за край ванны, и в следующий миг она обрушилась. Во мне будто что-то взорвалось; я кончил с пронзительным воплем, содрогаясь всем телом будто в припадке. Лео последовал за мной, сграбастав меня точно куклу.

Немного отдохнув, Лео ополоснулся под душем, и выбрался из ванны, давая мне возможность спокойно привести себя в порядок. Время было позднее, он принес мне телефон и я отправил родным смс, что засиделся у приятеля и поэтому заночую в гостях. Когда я вышел из ванной, Лео уже разложил диван, а на столике стоял свежезаваренный чай.

— Если ты против, тогда я себе на полу постелю, — сказал он.

Я махнул рукой — чего уж теперь-то...

Сев на постель я невольно прислушивался к своим ощущениям — после всех «фокусов», что мы отмочили в ванной, у меня гудели ноги и ныла задница.

Как ни в чем не бывало, Лео передал мне чашку с чаем.

— Знаешь, — признался он, — а ты меня немного напугал, когда биться начал. Ты прямо как игристое — тихо-тихо пузыришься, а стоит встряхнуть, как следует, такой залп в потолок!..

— Да ну тебя, придурок! — зарделся я. — Ты меня тоже в свое время напугал, сфинкс египетский! Думал ты меня, тогда в парке, придушишь нафиг!

Как и следовало ожидать, Лео тотчас осклабился во все тридцать два зуба:

— Хорошо, что не придушил, — мурлыкнул он, — теперь Сфинкс может наслаждаться игристым сколько влезет.

Глядя на веселящегося Лео, я понял, что угодил в лапы льва. Однако теперь я точно знал, что этот зверь ни за что не причинит мне вреда.

20.07.2016 Просмотров: 289